ГлавнаяО компанииНаши работыОбразец проектаПубликации"Умный дом"Декор и коврыУслуги и ценыКонтакты


Архитектурно-строительная компания
Трианон

история архитектурывеликие архитекторысловарь архитектурных терминов
 

Алвар АалтоАлвар Аалто Хуго Хенрик (Alvar Aalto), финский архитектор, родился 3 февраля 1898 года в Куортане – небольшом городке в центральной части Финляндии. Работал в Финляндии, Хельсинки, 1955-58гг.; автор множества объектов: промышленных сооружений (в Топпиле, 1930-31гг.; Суниле, 1936-39гг.; Оулу, 1951-57гг.), жилых домов (в Бремене, 1958-63гг.), вилл, церквей, выставочных павильонов; выступает и как градостроитель (Рованиеми, 1946-48гг.; Сяйнятсало, 1949-52гг.). От строго геометрических форм ранних построек Аалто пришёл к самобытному сочетанию национальных традиций, принципов функционализма и органической архитектуры, к свободе и гибкости объёмно-пространственной композиции, умело вписанной в природную среду. В постройках Аалто богато используется дерево, камень – натуральные природные материалы.

Вырос Алвар Аалто в деревне Алаярви, где, будучи еще студентом Технологического института в Хельсинки, он построил свой первый дом для родителей. В 1923 году, окончив институт, он стал архитектором. В 1928 году в Турку Аалто открыл собственную контору. В это же время он спроектировал свой первый большой жилой массив для сельскохозяйственного кооператива, включающий конторы, квартиры и театр на 600 мест. Затем в 1928-1930 годах Аалто спроектировал и построил здание типографии для газеты "Турун-саномат" в Турку. Это первое крупное здание мастера, которое стало известно за пределами Финляндии.

Вскоре здание туберкулезного санатория в Паймио выдвинуло Аалто в первые ряды архитекторов современности. Обычно сегодня называются три общественных здания, неразрывно связанных с прогрессом современной архитектуры: Баухауз в Дессау Вальтера Гропиуса, проект Дворца Лиги Наций в Женеве Ле Корбюзье и санаторий в Паймио Алвара Аалто (1929-1933гг.).

санаторий в Паймио
Санаторий Паймио, западный фасад.

Санаторий Паймио, финансовое совместное достижение более 50 отдельных коммун, строился в отдаленном ландшафте юго-западной Финляндии в лесу. План, с которым Алвар Аалто выиграл конкурс в 1928г., базировался по существу на двух соображениях: с одной стороны ясно разделялись области с персоналом и пациентами. Сестры, воспитатели, врачи, служащие управления и учреждений снабжения, которые делят уединенность с больными, получили собственные, от лечебницы полностью отделенные области жилья и пребывания. С другой стороны, речь шла у Aaлтo о лучшем оформлении такого упомянутого лечебного корпуса. В стройном, высоком блоке, с крыльями террас, он упорядочил линеарно помещения при максимальном открытии к солнцу и воздуху. Оборудование приспособлено к длительному времени нахождения пациентов, потолки темно-тонированные, косвенное освещение. Раскинувшийся в ландшафт комплекс с его однозначно разделенными областями и функциями стал во всем мире образцом для многочисленных больниц.


план санатория в ПаймиоСанаторий Паймио, план.

В длинном вытянутом основном крыле расположены комнаты пациентов, которые промежуточным звеном, связаны со вторым основным блоком терапевтических учреждений и общих помещений, а также с задним зданием с кухней, отоплением, гаражами и различными техническими устройствами. В 1938 году Аалто построил павильон для Сельскохозяйственной и лесной выставки в деревне Лапуа на севере Финляндии. Вертикальное членение, примененное в этом здании, в более утонченной форме встречается в последующих произведениях мастера.




кресло ПаймиоЭто кресло известно под названием «Кресло Паймио». Оно не производилось специально для санатория в Паймио, как следует из названия. Кресло получило такое название лишь потому, что было придумано Алваром Аалто в период его работы над проектом санатория в Паймио.
В 1929 году Алвар встретил финского мебельщика. В сотрудничестве с ним и были созданы условия, в которых и производилась первая деревянная мебель, придуманная Алваром.


Одним из немногих зданий, в котором Аалто мог, как архитектор, свободно проявить свою индивидуальность, было здание городской библиотеки в Выборге. Построенное между 1927 и 1934 годами, оно было разрушено во время войны  — фундаментальная основа выдающегося ряда библиотек. Здание состоит из читального зала с его тщательно проработанными светильниками верхнего света и необычной формы аудитории с просторным, соединяющим их вестибюлем.

библиотека в ВыборгеГородская библиотека в Выборге.

Комфортная среда, созданная с помощью воронкообразных фонарей верхнего света.

Уже в этой, ранней своей работе Аалто несколько расширяет заповеди строгого функционализма, чтобы полнее удовлетворить физические и психологические потребности человека. В этом смысле особенно примечательно стремление получить комфортную среду, используя многообразные свойства света и их интеграцию, — правда, на этом этапе больше с пространством, чем с формой в целом. С этой целью он разрабатывает систему бестеневого освещения с помощью воронкообразных фонарей верхнего света помещений читального зала и абонемента, изолированных от городского шума. Фонари не препятствуют проникновению солнечного света, а наполняют пространство лучами света отраженного, рассеянного. В вечернее время бестеневое освещение обеспечивается источниками искусственного света, а функции рассеивателей выполняют стены. Архитектор также стремится использовать структурные и архитектурные свойства света, корректирующие восприятие пространства и управляющие зрительным процессом. Именно поэтому здесь можно проследить определенную связь неравномерности естественной освещенности (световую цепь: свет – мало света) с иерархической цепью самих пространств. Но форма здания обладает также строгой ортогональной структурой, что, безусловно связано с прямыми ссылками на синтаксис Стокгольмской Публичной библиотеки архитектора Асплунда. В то же время световые устройства, несмотря на все их разнообразие, выступают по отношению к форме как композиционно автономные.

В зданиях культурного назначения Алвар Аалто видел наибольшие возможности для реализации своей концепции гуманной архитектуры. И его концепция была не лозунгом, а великой целью и стратегией творчества, в котором прослеживаются фундаментальные тенденции – гуманистические и, одновременно, тесно связанные с личным мироощущением архитектора и его личными "комментариями" к каждой из форм. Первая из них – преемственность. Зодчий утверждал, что старое никогда не исчезает навсегда и полностью. Оно постоянно возрождается заново. Как справедливо отметил английский историк архитектуры Кеннет Фремптон, в работах Аалто, особенно раннего периода, присутствует их связь со скандинавским дорицизмом (движение к внеисторической, изначально дорической простоте), и с финским национальным романтизмом. Таким образом, вопреки "вагнеризму" учителя Аалто – Нюстрема, он не порывает с традицией, и в его проектах присутствует гармоничное сочетание новизны и привычного. Причем уважение к искусству неотделимо от уважения к природе, из которого проистекает другая важнейшая тенденция – контекстуальность. Связь с местом, идущая от национального романтизма и народной анонимной архитектуры, приобрела в творчестве Аалто особенно интересную региональную трактовку. Главный контекст построек в Финляндии – ее природа. И контакт с ней означает для архитектора соприкосновение не только с национальным пейзажем, но и с местными природно-географическими факторами: климатом и светом. Стремление найти оптимальный баланс между многообразием мира и прагматической стороной архитектурного процесса вылилось в представление о многоаспектности функции. Современную ему архитектуру и ее главное направление – функционализм – Аалто всегда резко критиковал за ограниченную трактовку рационализма. Современная архитектура, — писал он, — рациональна только с технической точки зрения, и ее основной недостаток состоит в том, что рационализм не проник в архитектуру достаточно глубоко. Она должна быть функциональной прежде всего с человеческой точки зрения, а не с точки зрения техники. Аалто "за" ее использование, но "против" попыток приравнять технику к архитектуре: человеку не нужно становиться рабом машины, вместо этого он должен овладеть ее возможностями. Словом, архитектура – это сверхтехническая форма творчества, а многоаспектность функции – третья важнейшая тенденция в архитектурном наследии Алвара Аалто. Архитектор выступает за форму, отвечающую многоаспектности функциональных процессов. В этом смысле его практические работы опережают или предвосхищают появление философии форм, отвечающих сложностям функциональных наиболее новаторская тенденция – четвертая, которая стала идеологической антитезой принципам функционализма. Единство гуманной цели и гуманных средств для ее достижения включают творчество Аалто в русло культурно-исторического процесса, выводя его за рамки всех и всяческих догм. И библиотечные здания мастера – блистательный пример, подтверждающий этот тезис.

план библиотеки в СейняйоккиПлан библиотеки в Сейняйокки. 1963-1965гг.

Результат блистательной эволюции идеи, заложенной в архитектуру Выборгской библиотеки, — библиотека в Сейняйокки.
Результат развития идеи, заложенной в концепцию Выборгской библиотеки – создания комфортной световой среды.

Желание получить комфортную световую среду и более свободную совершенную форму приводит к созданию фонарей – ловушек дневного света, являющихся неотъемлемой частью веерообразной формы читальных залов. Сами залы напоминают цветок, разворачивающийся к потокам света. Итальянский архитектор и теоретик Бруно Дзеви, наверное, осудил бы такое сравнение, ибо подобные метафоры, применяемые ранее к работам Райта, он считал биологическим заблуждением и ошибкой идеологов органической архитектуры. Но можно возразить, что подобное сравнение вовсе не умаляет достоинств этой формы, а скорее – позволяет понять ее значимость. Ведь при создании художественной формы очень важно, чтобы она была не только эстетичной и комфортной, но и внушала бы представление о способе достижения этих качеств.

В 1939 году, когда Аалто был в Америке в связи со строительством финского павильона на Всемирной нью-йоркской выставке, скульптор Бранкузи рассказал ему о работах, которые он сделал для одного индийского магараджи. Вдруг Аалто воскликнул: "Теперь я знаю, кто Вы, Бранкузи! Вы стоите на перекрестке между Азией и Европой". Аалто тоже стоял на пересечении дорог. Многослойный характер финской культуры – смешение элементов западной цивилизации, пережитков доисторических времен и средневековья – отразился на творчестве архитектора, придавая его произведениям внутреннее напряжение.

Финский павильон был, несомненно, самым рискованным по замыслу архитектурным сооружением на Нью-Йоркской выставке. Наклонная деревянная решетка высотой в три этажа в виде произвольно очерченной кривой ограничивала внутреннее пространство павильона. Решетка состояла из трех секций, каждая из которых несколько выступала одна над другой. В то же время вся конструкция была наклонена вперед под небольшим углом, что усиливало впечатление непрерывного движения.

Деятельность Аалто в Финляндии включала также значительные объемы проектирования промышленных объектов – от отдельного завода до устройства на новом месте целых индустриальных комплексов в послевоенный период.

Подход Аалто к планировке города стал ясным уже в его проекте поселка и завода в Суниле (1937-1939гг.). Во всех последующих проектах ратушь в СяйнатсалоАалто, начиная от проекта экспериментального города (1940г.), центра города Сейняйокки (1960г.) и кончая строительством культурного центра в Хельсинки, отражаются те же принципы. В послевоенные годы Аалто, используя такие традиционные для Финляндии материалы, как кирпич, гранит, красная медь и дерево, ищет новые пути использования их свойств. Десятилетиями он остается верен одним и тем же приемам пространственной композиции: таков полуоткрытый интимный дворик – промежуточное звено между интерьером и внешней средой, вокруг которого строится вся композиция. Прием впервые воплотился в здании муниципального центра поселка Сяйнатсало (1950-1952гг.). Затем получил развитие в крупных столичных постройках конца пятидесятых годов: Дом культуры рабочих организаций (1955-1958гг.) и государственное управление пенсионного обеспечения (1952-1957гг.) в Хельсинки. Преобразованная в многообразный ритм пространств и объемов, такая система определяет и композицию главного здания Политехнического института в Отаниеми (1963-1966гг.), крупнейшего произведения мастера.

разрез библиотеки в ОтаниемиБиблиотека Политехнического института в Отаниеми. Разрез по зданию. Система читальных залов обладает разнообразными устройствами верхнего и бокового света. Аалто применяет здесь фонари разного типа. Два из них – самые большие – представляют подлинные ловушки солнечного света. Вместе с тем, они не воспринимаются как независимая от интерьера форма. Криволинейная плоскость этих фонарей, отражающая свет, становится, по существу, и потолком.

интерьер библиотеки в ОтаниемиФонарь верхнего дневного света, интегрированный с источниками искусственного света. Световые устройства, управляющие движением в коммуникационных пространствах.

Следует отметить здесь также заметное акцентирование структурных свойств света: читальные залы, "каталог" и "абонемент" представляют систему единых пространств, а разная мера освещенности членит эти пространства на части. Это особенно бросается в глаза на стыке "каталога" и "абонемента". Различная мера освещенности отдельных фрагментов единого пространства четко разделяет его на зоны. Свет становится формообразующим фактором.

Лучший зарубежный проект Аалто – спортивный и культурный центр в Вене (конкурс 1953 года), к сожалению, не был осуществлен. В зале на двадцать пять тысяч мест предусматривались изогнутое подвесное покрытие и скошенные стены главного фасада.

Очень большое внимание Аалто уделял организации освещения в зданиях. Свет формирует пространство, выявляет пластику конструкций, служит мощным средством воздействия на эмоции. Серию экспериментов с "архитектурой света" Аалто начал еще при создании библиотеки в Выборге. Он продолжил их в здании Пенсионного управления, доме Каррэ в Базоше (1959г., Франция), культурном центре в Вольфсбурге (1962г., ФРГ), библиотека в Рованиеми (1967г.).

разрезы библиотеки в РованиемиБиблиотека в Рованиеми.
Разрезы по зданию.

Верхняя оболочка здания, образующая "ловушки" дневного света – органичная часть формы здания. Двухъярусные залы с книжными полками здесь, также как и в Сейняйокки, подобно цветку веером раскрываются в сторону солнца. Это выдающийся пример формообразующего воздействия света на форму. Теперь уже не фонарь, а форма здания в целом улавливает и распределяет свет. Форма становится световой. Интеграция света, пространства и формы достигают высочайшего уровня. Попробуйте убрать здесь проемы – асимметричный слепок пространств читальных залов будет казаться композиционно странным. Данное пространство и данная форма не могут существовать без данного света. Они едины.

жилой дом в Бремене
В начале 1960-х годов казалось, что в творчестве Аалто начался спад. Его постройки в Финляндии не были значительны, а в произведениях, строившихся за рубежами страны, появилась холодная, надуманная вычурность: высотный дом в Бремене (1958-1962гг.), культурный центр в Вольфсбурге (1959-1962гг.). Но здание Политехнического института в Отаниеми, комплексы в центрах Рованиеми и Сейняйокки, завершаемые к концу десятилетия, не уступают лучшим постройкам прошлых лет.

Университетская библиотека в Орегоне, США (1965-1970гг.) – блистательная реализация тех же концептуальных идей на американском континенте. Трехъярусный веерообразный корпус читальных залов с системой верхнего бокового света и фонарей-ловушек обеспечивает высокий уровень светового и эстетического комфорта. Работы Аалто, в том числе и его библиотечные здания, как произведения высоко гуманного искусства архитектуры, неисчерпаемы с точки зрения познавания. В них объективное сочетается с субъективным, точное с неточным, рациональное с иррациональным. И каждое поколение, пользуясь с благодарностью этими зданиями, будет делать все новые и новые открытия, обогащая наш общий интеллектуальный, эмоциональный и художественный мир.

Аалто подписывал все свои работы "Айно и Алвар Аалто". Это содружество было необычным, как и все связанное с Аалто. Взаимоотношения Аалто с супругой базировались на общности взглядов со студенческих лет. Секрет долголетней общности взглядов заключался в том, что они дополняли друг друга. Аалто был неспокойный, нерасчетливый человек; Айно – сильная, настойчивая и молчаливая. Айно умерла в 1949 году, но ее имя осталось навсегда связанным с творчеством Аалто. Он всегда ставил имя Айно перед своим, но она говорила, что только Алвар творец. Однако она как архитектор неназойливо, но искренне высказывала свое мнение обо всем, что касалось работы и образа жизни Аалто. Аалто умер в 1976 году.

Villa Mairea, Noormarkku, Finland, 1937-38гг.
Villa MaireaVilla Mairea






Terrace house, Terassitalo, Eura, Finland, 1937-1938гг.Terrace house





НовостиЧасто задаваемые вопросыИстория архитектурыТехнологии строительстваЧто нужно знать застройщикуКаталог ссылокКарта сайта